Пузырь ICO

0
114

«Дело в том, что рыночный пузырь допустил образование мошеннических предприятий, нацеленных не на зарабатывание денег для инвесторов, а, скорее, на получение их от инвесторов. Слишком часто само проведение IPO, не прибыль, была основной целью учредителей компаний», — отметил Уоррен Баффет в своем ежегодном письме-обращении в 2000 Annual Report к акционерам Berkshire Hathaway.

В конце 90-х годов акции таких компаний, как Kozmo и Webvan, взлетели до невероятных высот, несмотря на нерациональные траты и нарастающие потери. Однако один известный инвестор не покупал их. Эксперты начали задаваться вопросом, неужели один из самых влиятельных инвесторов всех времен Уоррен Баффет потерял хватку, и статьи с заголовками вроде «Что случилось с Уорреном» и «Баффет испытывает трудности» украсили заголовки известных изданий.

Так как количество пользователей Интернета возрастало, инвесторы становились все более и более оптимистичны в отношении перспектив дот-ком компаний. Они всё чаще прибегали к этому новому механизму сбора средств (IPO) для создания компаний, которые в один прекрасный день могли бы начать оказывать услуги по всей стране. Эти интернет-компании тратили огромное количество денег для создания узнаваемости бренда и сетевых эффектов в надежде захватить рынок. Подавляющее их большинство терпело убытки, но это не остановило инвесторов, так как цены на их акции продолжили взлетать до новых высот. Что произошло дальше, сейчас кажется очевидным, но в то время инвесторы полагали, что эти компании не могли проиграть. Когда стали образовываться «дутые» компании, всех захватил страх упустить выгоду: розничные инвесторы видели, что все вокруг них богатеют, и не хотели оставаться в стороне.

Многие люди потеряли огромные суммы денег в то время из-за этого иррационального изобилия. Тем не менее, бизнесмены и инвесторы были правы в одном: Интернет навсегда изменит нашу жизнь и в результате будет иметь огромное значение. Такие компании, как Google, Amazon, eBay и Netflix образовались примерно в это время, их коллективная рыночная капитализация на настоящий момент составляет более триллиона долларов.

Блокчейны

Перенесемся в день сегодняшний. Новая технология протокола, созданная человеком под псевдонимом Сатоши Накамото, кажется, обладает многими схожими характеристиками, что и дот-комы эпохи 1.0. Блокчейн-технология и оригинальный токен «Биткойн» за последние пять лет вызвали массовый интерес у бизнесменов, энтузиастов и крупных компаний.

В 2013 году один из таких энтузиастов, «ранний» биткойн-программист Виталик Бутерин предложил новую платформу под названием Эфириум, которая, говоря проще, позволила бы разработчикам создавать «умные контракты». Это программируемые транзакции, которые выравнивают вознаграждение между разработчиками и пользователями их протокола или приложения с помощью механизма токена. Этот механизм токена может быть использован для поощрения пользователей за участие в сети и разработчикам за их работу. Как мы видели на первых этапах развития Биткойна, первая волна участников этих сетей могла бы стать чрезвычайно богатой благодаря увеличению использования сетей и проводимых спекуляций. И эта перспектива могла бы сподвигнуть ранних пользователей, веривших в ценность новых сетей, сохранить у себя токены приобретенные почти за бесценок на раннем этапе становления сети.

После небольшого перерыва в образовании новых компаний, начавших свою деятельность в пространстве криптовалюты, Эфириум предоставил разработчикам средства для развертывания самоподдерживающихся умных контрактов, которые могут быть использованы для упрощения автоматизированных процессов на бесчисленных рынках, в случаях использования и промышленных отраслях. Эта новая концепция начала привлекать больше людей к разработке протоколов и децентрализованных приложений (dapps) на базе блокчейна с надеждой формирования положительной обратной связи, в которой разработчики и пользователи заинтересованы в их использовании.

Для лучшего понимания давайте рассмотрим сегодняшние публичные компании. Возьмем, например, eBay. Представьте себе, что каждая доля на eBay — не «акция», а вместо нее «токен eBay». Не только сам токен обозначает принадлежность к eBay, но и для того, чтобы что-то купить на eBay, вам нужны «токены eBay». Разработчики были бы заинтересованы в том, чтобы продолжать строить платформу, когда их «токены eBay» стали бы более ценными, так как выросла сеть, в которой также проводятся спекуляции (как и на рынке ценных бумаг). Продавцы, которые верят в обещанный сервис, были бы заинтересованы в использовании eBay, если бы считали, что ценность «токенов eBay» росла бы с течением времени. Например, если сеть выросла в течение одного года, то результат может быть следующий: один токен eBay возрастет в цене от 1 до 3 долларов. Тогда продавец может продать редкие коллекционные токены за 10 000 токенов, которые по прошествии года могут вырасти в цене в 3 раза от начальной стоимости.

Если рассматривать ситуацию с точки зрения этих условий, то легко понять, почему разработчики, пользователи и инвесторы так взволнованы обещанием крипто-токенов. Когда новый проект в пространстве объявляет о своих намерениях, разработчики, как правило, публикуют официальный документ и на определенном этапе впоследствии проводят ICO (первичное размещение монет).

Эфириум пузыря дот-комов

Это напоминает представление широкой публике компании Netscape и дальнейшее проведение IPO в середине 90-х годов. Впервые Netscape принесла Интернет в массы. В самом начале Интернет в основном находил своё применение лишь у технических специалистов, так как в то время он представлял собой терминал Unix без графики. Существовала заинтересованность в технологии, но как ее использовать было не ясно, часто она воспринималась как информационное хранилище (это тоже звучит как-то странно знакомо, как массовое представление о Биткойне и блокчейне на их ранних этапах). Браузер Netscape предоставлял людям графический интерфейс, позволявший легко просматривать веб-страницы, соединяя людей, которые могли позволить себе компьютер и доступ в Интернет. Это создало рынок веб-сайтов и Интернет-сервисов, которые заложили основу для бума и обязательно следующего за ним спада (и после этого повторного бума).

Точно так же, как Netscape показала миру возможности Интернета и заложила основу для оживления деятельности Интернет-компаний, которые теперь доступны для масс, представление Эфириумом «умных контрактов» и dapps породило множество новых проектов, а также новых протоколов. Вместо проведения IPO разработчики этих проектов продают крипто-токены на ICO (первичном размещении монет). Однако также как и акции Интернет-компаний в 90-х, ICO вышли из-под контроля. Всего несколько недель назад рынок предсказаний Gnosis, который позволяет пользователям делать ставки на результаты будущих событий, провел ICO с рыночной капитализацией близкой к 300 млн. долларов.

История не повторяется, но она рифмуется

Не важно, что собой в действительности представляет проект и есть ли у него пользователи в текущий момент времени: цены на токен в момент проведения этих ICO всё равно растут. Точно также и в 90-х: Если в модели бизнеса присутствовало слово «Интернет», компании могли смело идти на IPO, а их рыночная капитализация могла бы расти, несмотря на реальное состояние бизнеса на тот момент. Так как инвесторы видят рост цен, боясь упустить выгоду, то они тоже покупают эти токены, что, в свою очередь, заставляет других инвесторов, которые не хотят упустить момент, делать то же самое, таким образом далее повышая цены. Однако как гласит старая пословица: «История не повторяется, но она рифмуется». Из истории мы знаем, что подобные процессы не могут длиться вечно, в конце концов пузыри лопаются.

Это не значит, что я не возлагаю надежд на модель крипто-токенов в перспективе. По аналогии с историей Интернета есть веские основания с воодушевлением относиться к некоторым из этих проектов сегодня и в будущем. Основная причина в том, что, справедливо распределив вознаграждение между всеми заинтересованными сторонами, сети могут расти быстрее, обеспечив просто тип положительной обратной связи, который может лишить места централизованных должностных лиц с их сокровищницей данных и денежных средств. В то же время разработчики могут работать над проектами, которые нужны пользователям, но для которых ранее не было четкой бизнес-модели (например, протоколов).

По словам Джоэла Монегро из компании Union Square Ventures, все говорят о нулевых маржинальных издержках поставок продукции через Интернет, но это на самом деле не верно. Хотя в случае с блокчейнами не только данные могут стать товаром (что снижает прибыль), но и с ростом использования протоколов, услуги и стоимость предоставления услуг, в свою очередь, также снижается. В результате токены ранних пользователей с течением времени становятся более ценными, что делает для них обслуживание значительно дешевле (оно приближается к нулю). Кроме того, разрастающаяся сеть также снизит расходы для пользователей, которые присоединятся к сервису позднее.

В итоге, я думаю, мы увидим очень ценные проекты, образовавшиеся в этот период времени (как на заре Интернета), однако они должны решить реальную проблему пользователей, и если они выпускают токены, то должны быть в центре прочной положительной взаимосвязи, которая стимулирует все стороны на участие в сети.

Источник

Оставьте ответ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше Имя